Category: история

schanner

Светлогорск.

Навязалась в лагерь, посвящённый ирландским танцам, преподавать хулу, чтобы потусить неделю с любимым Ириданом. И все мои самые смелые ожидания оправдались, даже больше. С погодой отчаянно повезло. Ну, может, впахивать в зале с утра до ночи по жаре и не очень, но у меня был весьма расслабленный график, и для пляжа было самое то. Балтийское море решило быть тёплым для нас, а то ведь оно, говорят, даже в жару вовсе не обязательно тёплое. Я, вообще, не избалована тёплыми морями, обычно всё, что у меня есть в распоряжении, - это ледяная Линда, так что мне порой хотелось поорать от счастья из нежных Балтийских вод.

Отдельный кайф заключался в том, что целыми днями в лагере ты там и сям натыкаешься на друзей, и можно поболтать о всяких неважных вещах, но не обязательно. Эти обыденные встречи такие драгоценные.

Еще хорошо танцуется в лесу. Дома никак не могу себя заставить учить танцы к концерту в октябре, а в лагере выучила две штуки на поляне под ёлочкой.

Другие радости: добрый Саша, смешная Лена, похожая на потенциального нового друга Катя. Так хорошо, что до сих пор находятся новые друзья *тридцатидевятилетне кряхтит*. Дружбе все возрасты покорны. Что еще: никаких хлопот серьезней просушки купальника; самопоявляющаяся еда. Правда, сейчас очень тяжело встраиваться обратно в нормальную жизнь.

Интересно было примерить гавайские танцы на негавайских танцоров. Я успела немножко профдеформироваться, и мне кажется, что каждый захочет плести венок на лужайке и петь песнопения солнцу, стоя в море на рассвете. Но нет. Один раз спела и перестала, пока весь народ не разбежался.

Очень смешно было обнаружить на пляже, что привезла не ту книгу. Схватила впопыхах вместо романа про жен Хемингуэя бестселлер для домохозяек "Магическая уборка". Отлично просто.

Провела прекрасный день рождения. Пионерский завтрак с друзьями ввосьмером за восьмиугольным столом, подарки, море - кажется, я еще никогда не купалась в море в день рождения. Новое платье. Люблю быть в новом платье на день рождения. Съездила в магазин на такси. Я придерживаюсь мнения, что как проведешь день рождения, так проведешь и весь предстоящий год (для Нового года тоже действует), так что буду как король, значит, ездить в булочную на такси. После ужина устроили в комнате пикник с дыней, тортом и вином.

В последний день снимали видео из всего, что выучили в лагере. Лена и Саша снимали свою хореографию сами, долго поправляли и переснимали. Нас сняли за пять сек, я танцевала и понятия не имею, что делали девчонки за моей спиной, ну да ладно, зато повеселились. Кстати, я привозила гигантский чемодан юбок, дошивала последние, когда уже такси в аэропорт приехало, и то не успела до конца, как Элиза из "Диких лебедей". Дошивала потом в лагере вручную.

Мы жили на краю Светлогорска и иногда ходили за кофе на станцию по улице Ленина. Это самая симпатичная улица Ленина, что мне встречалась. Она тенистая, уютная, с этими их прибалтийскими небольшими домиками, с тетками с антоновкой и малиной и с аккуратной, будто детской, железной дорогой за решеточкой с газоном. Я иногда забывала, в какой я стране. Светлогорск, говорят, неустроенный, чего стоит только супермаркет один на весь город, на окраине. Пляжи не очень, набережная крошечная, но зато есть канатная дорога, место для купания кто ищет, тот найдет, а в целом город необычный, летний, сосновый, город для отдыха. Особенно меня почему-то возбуждает, что калининградцы ездят на море на электричке. Не так плохо им, наверное, на этом странном отдельном острове России в Европе. Особенно учитывая то, что у них в зоопарке есть единственный на всю страну муравьед.

В общем, я была счастлива каждую минуту. Здорово хотя бы неделю в жизни поиграть в Элен и ребята. Хочу туда еще раз и еще хочу запилить лагерь про гавайские танцы. Если знаете какие-нибудь прекрасные места в Нижегородской или Московской областях, то выдайте мне их, ну пожалуйста.
schanner

Оаху: Перл-Харбор и Даймонд-Хед.

На последнем уроке хулы беременная мать пятерых детей сказала мне:
- You have beautiful lines, are you a dancer?
Ыхыхы! Может быть, за это она мне так понравилась? Сказала, что нет.

Это был мой день: внезапно поехали ради меня через Перл-Харбор. Желающим взглянуть дали пять минут. Почти у самой парковки начинались турникеты, мы тогда пошли по-быстрому сфоткать через забор, но пока мы там корячились, дедок по ту сторону сказал, что чо это мы, вход-то бесплатный. Ура!


Как известно, японцы ударили по аэродромам Оаху и кораблям в гавани Перл-Харбор 7 декабря 1941 года и этим втянули США во Вторую мировую войну. Белое на фото - мемориал линкора "Аризона". Линкор лежит затопленный, а над ним построили музей. На "Аризоне" погибло 1177 человек, это примерно половина всех жертв того нападения. Рядом - линкор "Миссури", построенный уже в конце войны, на нем 2 сентября 1945 года был подписан Акт о капитуляции Японии, ознаменовавший конец Второй мировой.

Collapse )
schanner

Таххах и кряккак.

Лев и Иван смешно называют трактор: Лев - таххах, а Иван - кряккак.
Ивана иногда оба называют Анан. Хотя Иван прекрасно выговаривает "Иван" тоже.

Лев считает: раз, два, тли, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девать, ТЛИ!

Показывает на мою подмышку, спрашивает с сомнением: "Коленок?" Это, кстати, типичная модель слова у них: коро́бок, овечек, очи́к.

Придумал тут покрасить мелками Ивану ногти на ногах. Изловил, покрасил. У Ивана было смешное выражение лица: "Помогите, чо за фигня творится!" Лев потом и себе накрасил, что себя обижать.

Запишу тут также молоком по белому листу, никто не заметит, историческое про Льва: сам пошел и покакал в горшок.

Иван сел в коляску, Лев называет: "Коляска! Малыш. Привет, малыш!" Пассажир коляски, значит, называется малыш.

Слово последней недели, конечно, - селут. Как заслышит раскаты, так сразу встрепенется: "Селут!" И мчит к окну. Но успевает редко.

Иван пугливый, Лев пользуется, пугает его перед сном. Стоит выключить свет, Лев сразу: "Ааа, зязяба!" (динозавр). Иван поэтому думает, что в любой темноте его ждет зязяба.

Иван всюду таскается со своим одеялом ("голубой") и всем кукам предпочитает белую. Чувствую, с каждым днем задача отучить их становится все трудней, их пристрастия переходят на какой-то новый уровень.

Пыталась их тут угостить апельсином. Сразу выплюнули, бе. Как фасоль и вообще всё новое. Горошек тут, кстати, просили (называли "ягодки"), но только для того, чтобы давить и в машинки запихивать. Гриша перед новым годом купил селедку под шубой, она стоит на столе вся такая фиолетовая, майонезная. Лев шел мимо, не смог удержаться от комментария: "Фуу, бее. Невкусно". Хотя его никто не спрашивал.

Полюбили "Бременских музыкантов". Мало что соглашаются смотреть, но этот вот мультфильм пошел. Я напела как-то начало песни Трубадура, Иван вступил в нужном месте: "Куда! Куда!" а сам любит больше всего: "Пи-па! Покойники, покойники, покойники!" Поет и танцует. Построил вот:


Положил кран на игрушечную мороженицу: "эуэу в чайнике". Эуэу - это всё, что с сиреной, хоть у крана ее, правда, нет.

Дает мне мелки, называет цвета - с трудом, но можно узнать фиолетовый, коричневый. Я говорю:
- Молодец мой, - и глажу его по голове рукой, в которой мелок. Иван отпрянул, взволнованно щупая голову:
- Эй! Рисовал?

Укачал одеяло, как ребенка и положил его комом спать. "Ложись!" - погрозил пальцем. "Понял?" - поднял двумя руками, посмотрел в лицо типа, и положил обратно.

Гриша сбрил бороду, Иван: "О нет! Борода сломал!" Иван вообще любит драматизировать. Утром первого января проснулся, пришел к елке: "О нет! Подарки!"

Про Фёдора. Пересматривал в очередной раз "Титаник". Джек говорит за обедом, на который его пригласили в первый класс:
- Я люблю просыпаться утром, не зная, что меня ждет.
Фёдор:
- Я тоже вообще-то. Я согласен с ним, что невозможно угадать, что будет завтра, если тебе не скажут.
Потом добавил:
- Хорошая прическа у Джека. Наверное, понадобилось около получаса, чтоб такую сделать. Вообще все там такие гармоничные.

Стали ему на ночь включать аудиозаписи сказок. Выбирает очередную:
- А есть такая сказка, которую написал Ленин?
- Нет, - говорю.
- А Пушкин?
- Да, полно.
Включила.
- Хочешь о рыбаке и рыбке? Пушкин написал.
- Да? Это его голос?

- Мам, хочешь, я тебе расскажу рецепт пирога из майнкрафта? Три ведра молока, одно яичко, два сахара по бокам и три пшеницы - вот и все, пирог. По-английски cake.

Размышляет о своей Фендорлантике, о будущем.
- Знаешь, какие будут времена? Будут роботы везде! Уже один робот есть в мире, это робот-пылесос.
schanner

Очик.

Лев называет очки - "очик". Одна штука же. Трактор "таккак", ёжик - "жёгик". Мокро - "монкро". Меня забавляет эта его склонность усложнять слова.

Иван придумывает названия букв, самообучается: "Сим, пась, ах...". Когда ему ногти стрижешь, вместо того чтобы орать и вырываться, внимательно следит и указывает, где уголок недостригла.

Фёдор говорит, что хочет запретить китайские конструкторы "лего", потому что они тугие. Гриша предлагает запретить не все, а только плохие.
- Ладно, тогда я пошлю на китайские заводы дегустаторов лего, чтоб они проверили, тугие конструкторы или нет.

Упомянул Гитлера, спрашиваю, откуда он его знает.
- Видел видео, там он бил по столу рукой, а сзади карта.
- Может, это был Хрущев?
- Нет, я знаю, у него были усы в виде трапеции.
schanner

Пересмешник.

Иван и Лев смотрят "Простоквашино" с утра.
Матроскин. Ну и ну, ну и ну...
Галчонок. Да!
Иван. Да!
Матроскин. Что делается...
Галчонок. Да!
Иван. Да!
Матроскин. На дворе - конец 20 века.
Галчонок. Да!
Иван. Да!
Матроскин. А у нас в доме одна пара валенок на двоих, ну как при царе Горохе.
Галчонок. Да!
Иван. Да!

Вчера на улице еще ворону передразнивал. Ворона:
- А!
Иван:
- А!
Очень похоже получалось.
schanner

Трава в верхнем ящике комода.

Фёдор написал "сочинение", я застенографировала дословно:
- Бутылка скачет как сладкие слезы и еда. Сладкий блокнотик скачет на бутылке. Крышка тут, а блокнотик внизу. Лесенка стоит и падает как морской конёк. И ещё злые сестры и король: король должен убегать от злых сестер. Укажи путь.
- Чему? - Гриша заинтересовался.
- Разному. Разному. Превратись в дерево-пустышку. Обезьянус-такус-лошадякус. Природа плачет как сладкие слезы.
schanner

Википедия обнадёживает и разочаровывает.

"С 1880 года на Везувий можно было подняться на маятниковом фуникулёре (о!), состоявшем из двух больших вагонов, приводившихся в движение паровой машиной. Со временем известность этого туристического аттракциона возросла настолько, что он даже стал своеобразным туристическим символом региона, в его честь была сочинена популярная и поныне песня. Однако извержением 1944 года фуникулёр был разрушен (чёрт). В 1953 году на восточном склоне был сооружён кресельный подъёмник (ура, класс!), быстро завоевавший такую же популярность, что и его предшественник, но землетрясение 1980 года настолько его повредило (да блин!), что его не стали восстанавливать. В настоящее время гора может быть доступна только пешком по оборудованной пешеходной тропе (грустный смайлик)".
schanner

Ну наконец-то.

Дочитала, только не смейтесь, "Анну Каренину". Хочу выписать два куска.

1. "Она [княгиня] видела, что в последнее время многое изменилось в приемах общества, что обязанности матери стали еще труднее. Она видела, что сверстницы Кити составляли какие-то общества, отправлялись на какие-то курсы, свободно обращались с мужчинами, ездили одни по улицам, многие не приседали и, главное, были все твердо уверены, что выбрать себе мужа есть их дело, а не родителей. «Нынче уж так не выдают замуж, как прежде», – думали и говорили все эти молодые девушки и все даже старые люди. Но как же нынче выдают замуж, княгиня ни от кого не могла узнать. Французский обычай – родителям решать судьбу детей – был не принят, осуждался. Английский обычай – совершенной свободы девушки – был тоже не принят и невозможен в русском обществе. Русский обычай сватовства считался чем-то безобразным, над ним смеялись, все и сама княгиня. Но как надо выходить и выдавать замуж, никто не знал. Все, с кем княгине случалось толковать об этом, говорили ей одно: – «Помилуйте, в наше время уж пора оставить эту старину. Ведь молодым людям в брак вступать, а не родителям; стало быть, и надо оставить молодых людей устраиваться, как они знают». Но хорошо было говорить так тем, у кого не было дочерей; а княгиня понимала, что при сближении дочь могла влюбиться, и влюбиться в того, кто не захочет жениться, или в того, кто не годится в мужья. И сколько бы ни внушали княгине, что в наше время молодые люди сами должны устраивать свою судьбу, она не могла верить этому, как не могла бы верить тому, что в какое бы то ни было время для пятилетних детей самыми лучшими игрушками должны быть заряженные пистолеты. И потому княгиня беспокоилась с Кити больше, чем со старшими дочерьми".

Я почему-то только при описании это переходного периода осознала, как сложно родителям-то раньше жилось, невыносимая ответственность. И девицей опять-же невесело было быть. Ну и княгиню жалко: это же, наверное, шокирует, когда не приседают многие.

2. "Как ни различны были эти две женщины, Агафья Михайловна и Катя, как ее называл брат Николай и как теперь Левину было особенно приятно называть ее, они в этом были совершенно похожи. Обе несомненно знали, что такое была жизнь и что такое была смерть, и хотя никак не могли ответить и не поняли бы даже тех вопросов, которые представлялись Левину, обе не сомневались в значении этого явления и совершенно одинаково, не только между собой, но разделяя этот взгляд с миллионами людей, смотрели на это. Доказательство того, что они знали твердо, что такое была смерть, состояло в том, что они, ни секунды не сомневаясь, знали, как надо действовать с умирающими, и не боялись их. Левин же и другие, хотя и многое могли сказать о смерти, очевидно не знали, потому что боялись смерти и решительно не знали, что надо делать, когда люди умирают. Если бы Левин был теперь один с братом Николаем, он бы с ужасом смотрел на него и еще с большим ужасом ждал, и больше ничего бы не умел сделать".

Вот я как Левин, а хотела бы как Кити.